Приходите к месту встречи

Смоленская площадь

1. Смоленская площадь. Современная фотография

История Смоленской площади – это прежде всего история московской торговли, существовавшей здесь задолго до появления площади. Возникновению торга способствовала не столько важная дорога на Смоленск, связывавшая Москву с Европой, сколько близость к Москве-реке, ведь до появления в нашей стране железных дорог именно реки служили главными транспортными артериями. Но если изделия мастеровых и ремесленников, а также съестные припасы традиционно выгружались на причалах у Москворецких ворот Китай-города, то у Дорогомиловской переправы швартовались барки с сеном, и сюда же плотогоны сплавляли по течению лес.

2. Церковь Николы на Щепах близ Смоленского рынка. Фотография 1880-х годов

Сноровистые мужики с баграми разбирали плоты и закатывали бревна на берег, на государев Щепной двор, где после сортировки лес пускали в продажу – на стройматериалы, на дрова и на щепу. Щепным товаром в старину называли изделия из древесины, от резных ложек и выточенных на токарном станке мисок до щепок-лучин (вариант освещения для тех, кому не по карману свечи) и собственно щепы (широких тонких пластин, которыми покрывали крыши изб и сараев). Деревянная церковь, построенная жителями этих мест в 1649 году, так и называлась – храм Николы на Щепах, а соседние с ней московские переулки стали зваться Николощеповскими.

3. Портрет московского главнокомандующего П.Д. Еропкина. Вторая половина XVIII века

Судьба обычного московского рынка кормов и стройматериалов изменилась вследствие трагического события – страшной моровой язвы 1771 года, занесенной из Турции. Когда эпидемия отступила, унеся сто тысяч жизней, карантин был снят, и уцелевшая половина горожан смогла вернуться к прежним своим занятиям. Однако у городских властей обоснованно вызывала большие опасения торговля подержанными вещами и всяким барахлом: мало ли откуда эти они взяты, вдруг из зачумленных домов? Рисковать чиновникам не хотелось, поэтому продавать подержанные вещи разрешили исключительно по воскресным дням и только за пределами Земляного города.

4. Смоленский рынок. Фотография 1890-х годов

При отсутствии тогда других способов дезинфекции полагалось, вероятно, приносимые на рынок вещи окуривать дымом можжевельника, как это практиковалось во время «моровой язвы». Так или иначе, в последующие годы барахолка превратилась в оживленный московский рынок, что и не удивительно – между Арбатом и Дорогомиловом всегда существовало оживленное движение, а где есть прохожие да проезжие, там для торговца раздолье. В конце XVIII века были разобраны стены Белого города ввиду их ветхости и бесполезности для обороны; то же самое произошло и с укреплениями Земляного вала, окружавшего Москву по линии современного Садового кольца.

5. Кустодиев Б.М. Купец-сундучник. 1923 год

Тогда и появились в Первопрестольной две длинных рыночных площади – Сенная и Смоленская. Первая из них тянулась на юг, до засаженного деревьями Зубовского бульвара, вторая – на север, к бульвару Новинскому. На Сенной площади торговали не только фуражом, но и древесным углем и сосновыми шишками для самоваров, а также дровами. Окруженная мастерскими и кузницами, лавками и питейными домами, чайными и трактирами Смоленская площадь в базарные дни заполнялась лотками букинистов, палатками меховщиков и телегами подмосковных крестьян, прямо с колес торговавших своей незамысловатой натуральной продукцией.

6. Общий вид Смоленского рынка. Фотография 1900-х годов

В проходах теснилась прочая публика – одни, желавшие сбыть с рук что-либо ненужное или по крайней нужде продававшие свои последние ценности, и другие, готовые по случаю приобрести нечто полезное по сходной цене. В результате площадь бывала запружена народом так, что ни проехать, ни пройти. Желая водворить порядок на Смоленской площади, власти в 1875 году ассигновали семьдесят тысяч рублей на строительство крытого рынка, в котором предполагалось «допустить торговлю хлебным, мясным, рыбным, молочным, фруктовым, зеленным и грибным припасом, а равно и другими съестными товарами, простонародными лакомствами, сбитнем и квасом».

7. Архитектор Лев Владимирович Даль. Вторая половина XIX века

Осуществил постройку архитектор Лев Даль, сын известного писателя и ученого-лингвиста Владимира Ивановича Даля. Несмотря на то, что Лев Владимирович в годы своей практики занимался в основном строительством храмов и реставрацией памятников архитектуры, первый в Москве крытый рынок получился очень удачным и совершенным настолько, насколько позволяли тогдашние технологии. В служебных помещениях были устроены отхожие места с кранами для мытья рук; асфальтовый пол с дренажными канавками позволял регулярно производить мокрую уборку. Ощипывать птицу и забивать скот здесь запрещалось, поэтому не было запаха гниющих отходов.

8. Павлов И.Н.  Двор Смоленского рынка. 1910-е годы

Каждая лавка имела в подвале ледник, через специальные люки загружавшийся привезенными с реки блоками льда. По мере того, как лед постепенно таял, вода уходила в грунт – для этого полы в подвале выложили кирпичом в елочку без извести. Как ни странно, арендовать лавки в таком «цивильном» месте поначалу никто не рвался. Но чиновники городской управы оказались людьми смекалистыми – организовали утечку информации: якобы торговые места будут сдаваться по тем ставкам, какие предложат арендаторы. Желающих набежало столько, что уже не составило труда центральные места сдать по двести рублей в год, а боковые – по сто.

9. Торговля на Смоленском рынке. Фотография 1917 года

Вскоре торгующих стало больше, потому что потребовалось место для постройки Политехнического музея, и городская управа ликвидировала находившиеся по обе стороны Ильинского проезда яблочные балаганы. Торговали там не только яблоками, но также рыбой, мясом и бакалейным товаром. Вся эта коммерция переместилась на Смоленку, и площадь вновь заполнилась торговыми рядами – причем увеличение числа торгующих привело к снижению цен, и эту приятную новость «сарафанное радио» разнесло по Москве. Рынок процветал долго. Даже в годы Первой мировой войны здесь с рассвета до заката кипела жизнь – правда, к ней уже примешивались краски нового времени.

10. Московский беспризорник в рядах уличных торговцев. Фотография 1920-х годов

Рынок окрестили «Смолегой» беспризорники арбатских переулков, чьи матери выбивались из сил, стараясь прокормить семью в отсутствие отцов, сгинувших на германском фронте. Малышня приловчилась клянчить или втихаря тащить, что плохо лежит, а подростки «тырили на шарап» – то есть, выбрав жертву, набрасывались все разом и мгновенно разбегались, унося кому что досталось. Появились группы товара, купить который можно было только «из-под полы» – например, водку после введения сухого закона. Привозившие муку и сало деревенские мужики свою продукцию уже не продавали за «керенки», а либо обменивали на промтовары, либо отдавали за николаевские червонцы.

11. Памятник Жану Жоресу перед открытием. Фотография 1918 года

Установление диктатуры пролетариата поставило вне закона торговлю как таковую. Теперь она квалифицировалась как спекуляция, поэтому рынок перешел в режим меновой торговли. Зато рядом с рынком, напротив Проточного переулка, новая власть установила памятник вождю французских социалистов. Как и большинство монументов, воздвигнутых к первой годовщине революции, памятник Жоресу простоял недолго. Но даже и в те дни, когда под самым носом у проповедника «социальной ненависти» представители антагонистических классов мирно обменивались своим добром, вряд ли здешняя публика хоть что-нибудь знала о личности Жана Жореса.

12. Смоленский рынок. Фотография 1920-х годов

Княжна Екатерина Александровна Мещерская писала в своих воспоминаниях: «Мы, потеряв все те богатства, которыми обладали, считали себя безнадежными нищими. Кроме того, дни летели головокружительным вихрем, все ломалось, призрак голода стоял над страной, никому не нужны были безделушки, в них и толка никто не понимал. Ценностью были хлеб, пшено, сахар, масло... Ювелирные украшения негде и некому было продать. В те дни рояль меняли на мешок пшена, и питались только те люди, у которых уцелела лишняя обувь, лишняя одежда, вещи домашнего обихода и отрезы материалов. На все это можно было выменять сахарин, патоку и какую-нибудь крупу».

13. Княжна Екатерина Александровна Мещерская. Фотография 1920-х годов

Трудно удержаться, чтобы не процитировать еще один фрагмент: «В Москве дома не топились. Не было электричества. Уборные в домах не работали. Сероватого пайкового хлеба выдавали очень мало – величиной не более двух сложенных вместе спичечных коробков. Он наполовину состоял из изрубленной соломы, которая не пережевывалась, раздражала язык, царапала небо, и ее то и дело приходилось выплевывать. Но и этот хлеб выдавали не всем. Моей матери, княгине, и мне, княжне, никакого хлеба не полагалось. Слово «лишенцы» тогда еще не придумали. Нас просто называли «чуждым элементом» или еще того хуже – «классовыми врагами».

14. Смоленский рынок. Фотография 1920-х годов

Переход от «военного коммунизма» к «новой экономической политике» оживил страну, словно ее подключили к огромной динамо-машине. Оказалось, что народ российский, если его грабить не сильно, а в меру, бывает смекалистым, оборотливым и даже работящим. Потребительские кооперативы и артели, а также кустари-одиночки производили, кто что умел – от одежды и обуви до пива и гвоздей. И хотя распределение природного сырья оставалось полностью в руках пролетарского государства, частники и «нэпманы» управлялись и без его помощи, открывая столярные мастерские и литейные цеха, зубоврачебные кабинеты и коммерческие рестораны.

15. Ипполит Матвеевич и Лиза в «Праге». Кадр из фильма «Двенадцать стульев»

Недаром же у Ильфа и Петрова «Ипполит Матвеевич повез Лизу в «Прагу», образцовую столовую «Московского союза потребительских обществ» – «лучшее место в Москве», как говорил ему Бендер. Правда, уездному предводителю команчей не удалось ослепить Лизу широтою размаха – но уж никак не по вине кооператоров. Получив от Лизы удар кулачком в нос, «он долго плакал и, еще плача, купил у старушки все ее баранки, вместе с корзиной. Он вышел на Смоленский рынок, пустой и темный, и долго расхаживал там взад и вперед, разбрасывая баранки, как сеятель бросает семена». Наутро концессионеров ожидало фиаско на аукционе Главнауки, а на Смоленке ничего не изменилось.

16. Станция метро «Смоленская» на месте одноименного рынка. Фотография 1930-х годов

И если уж завершать рассказ о рынке еще одной цитатой, то пусть это будет Михаил Афанасьевич Булгаков: «Василий Рогов находился при начале Новинского бульвара, у выхода со Смоленского рынка… От Арбата до Новинского стоял табор с шатрами. Восемь гармоний остались в тылу у Василия Рогова, и эти гармонии играли разное, отравляя душу веселой тоской. От Арбата до первых чахнувших, деревьев в три стены стоял народ и торговал вразвал чем ни попало: и Львом Толстым, босым и лысым, и гуталином, и яблоками, штанами в полоску, квасом и Севастопольской обороной, черной смородиной и коврами. Если у кого деньги, тот чувствует себя, как рыба в море, на Смоленском рынке».

Виктор Сутормин
  • ВКонтакте
  • Facebook
 
 

Ближайшие экскурсии

27 МАЯ в 13:00

Переулками от Сухаревки до Трубной

Продолжительность: 2 часа

Гид: Татьяна Воронцова

27 МАЯ в 14:00

От Таганки до Андроникова монастыря

Продолжительность: 2 часа

Гид: Мария Подъяпольская

27 МАЯ в 15:00

Детская экскурсия «По Никитскому и Тверскому бульварам»

Продолжительность: 1,5-2 часа

Гид: Екатерина Титова

27 МАЯ в 15:00

Большая Ордынка

Продолжительность: 2 часа

Гид: Денис Дроздов

Последние новости

Все новости

Даниил Давыдов рассказал зрителям «Вестей в 20:00», где дядя Гиляй спускался в Неглинку

Репортаж «Вести в 20:00» о подземной Неглинной с участием нашего экскурсовода Даниила Давыдова

21 Май 2018

Татьяна Воронцова познакомила зрителей «Вести в 20:00» с местами съемок известного фильма

Татьяна Воронцова поучаствовала в репортаже «Вести в 20:00», посвященном фильму «Место встречи изменить нельзя»

14 Май 2018

Даниил Давыдов поведал читателям известного журнала о первом московском диггере

Наш экскурсовод Даниил Давыдов написал статью для «Московского журнала», посвященную Игнатию Стеллецкому

07 Май 2018

Татьяна Воронцова показала читателям «АиФ», где снимали знаменитый советский фильм

Статья «АиФ» нашего экскурсовода Татьяны Воронцовой о съемках фильма «Мастер и Маргарита»

09 Апрель 2018

Последние статьи в блоге о Москве

Все статьи

Усадьба Лопухиных-Станицких (Музей Л.Н. Толстого)

Лопухиных-Станицких – большая архитектурная редкость, потому что ее главный дом в стиле ампир сохранился с начала XIX века практически в первозданном виде

15 Май 2018

Чайный дом Перлова на Мясницкой улице

Появление такого необычного дома в самом центре столицы похоже на волшебство. Не зря москвичи прозвали это здание «китайской шкатулкой»

30 Апрель 2018

Смоленская площадь

История Смоленской площади – это прежде всего история московской торговли, существовавшей здесь задолго до появления площади

15 Апрель 2018

«Дом под рюмкой» на Остоженке

В доходном доме купца Якова Филатова, напоминающем средневековый замок, отразились яркие тенденции архитектуры Москвы Серебряного века

30 Март 2018

Последние фото- и видеоотчеты

Все фото- и видеоотчеты
Подписаться на рассылку
E-mail:
Имя: